Гоголев Владимир Михайлович

Гоголев Владимир Михайлович » Эссе. Статьи. Выступления.

О рождении свыше


О рождении свыше

        1.  Рожденный свыше – посылается говорить.

             Но...

             Молчание!

        2. Не получивший бытия  говорит внуть себя: молчи!

             Поэтому поэты не лгут.

        3. Всякое звучание не данное и не препорученное свыше -  диссонанс.

        Поэтому стоящие в диссонансе, а грубее говоря – в шуме своего своеволия – живут диссонансом как гармонией, адом как раем, Сатаной как Богом.

        4.  И вот среди живущих тьмою как светом, смертью как жизнью, живущих своей смертью, один перестает. Он не живет смертью, но умирает ею (смертию умрешь).

        5.  Жить смертью как смертью и значит умирать.

        5.а. это значит предварять поминовение усопших. Это то предварение, которое предваряет все: в поминовении усопших совершенные усовершают несовершенных, усопшие творят воспоминание.

        5.в. это и значит находиться в философствовании; обретающий вкус к нему понимает прозрение богов идца Платона: упражняться в смерти и умирании.

        6.  Здравствуй, мертвый друг! Ты священник своего погребения; Бог не создал смерти и небытия, но их (и их тоже) ты впервые берешь из рук Творца.

        7.  В тебе скрыто и сам ты скрыт в смерти как смерти, и потому скрываешься и таишься.

        8.  Смерть как жизнь заколается в тебе, итак ты убиваешь то, чем другие живут. Ты, может быть, убийца, преступние, во свяком случае, враг народа.

        8.а.  может быть, ты прочитал, что написано народу, итак  ты стираешь народ, чтобы общиться с родом.

        8.б.  корень мертвых стал твоей долей, и он скрыт в тебе как в замле.

        8.в.  На роду написано имя прародины, и чтобы прописаться в вечности – надо выписаться отсюда.

        9.  В этом месте начинаешь ты, земля. Недвижимо лежишь ты под небом.

        9.а. Нища ты, земля. Ничего не имеешь, кроме падаюзего и засеянного в тебя, но и это поднимаешь ты к небу.

        9.б.  «своим» называешь ты это лишь потому, что из тебя растет и разрыхляет тебя.

        9.в.  так становился ты «глубиной душевной» - так произрастаешь ты в небо.

        10.  Встаешь и восходишь, и опять нисходишь и покоишься безмолвно.

        11.  Не днем начинаешь ты, но ночью, ночью начинается твой  день.

        12.  В порядок творения входишь ты, и то, что было жертвой изначала, возвращается в тебе к своему началу, итак ты начинаешь безначальное.

        13.  В ношении плода обретаешь ты зачатие: иначе не бывает.

        14.  Люби жертву и молчи.

        15.  Как сердцу высказать себя? для этого надо изойти, родиться. Кругообращается строка и сердце высказывается сердцу. И там, где можно насчитать одно сердце – насчитываются и два.

        16.  Из глубины не прейти в плоскость, но глубина переходит из глубины в глубину и бездна говорит бездне (не другому) и бездна удовляет бездну.

        17.  Никто, кроме рожденного свыше, не понимает живущего «смертью как смертью» и никто не рождается свыше из живущих «смертью как жизнью».

        18.  Но почему же, почему же «мысль изреченная есть ложь»?

        18.а.  «От полноты сердца говорят уста: иначе не бывает. Ибо «блаженны нищие духом», то есть опустившие сердце от богатства заемного, полноты своевольной.

        18.б.  Не должно обольщаться безумно:ничто своевольнрое не начало быть, ничто своевольное не имеет своего начала; бытие его – попущение гнева, и длительность – созревание гнева; счетчики сроков – не отряхнут сна, боящиеся погибели – бегут.

        18.в.  И сказано: раздерите сердца ваши, чтобы старое сердце лежало и гнило в земле, а из посеянного старого взошла полнота новая.

        18.г.  Тот, кто закончил своеволие, начал умирать, вступил в порядок творения, но быть еще не начал, речи не имеет, говорить не научился, зова не слыхал. Кому будет он ответствовать?

        18.д.  прежде ответствовал он тем змеиным советам, которые превращают сердце в логово змей и в сборище сатанинское. Развращенное сердце развращает все, и пищу души – слово – превращает в смертоносный яд. Такое сердце не разумеет змея, повешенного рна древе, и не вкушает от слов: аще и смертное что испиют, не вредит им.

        19.  Изблюй, о земля, старое сердце, и ты, о сердце, разори скопище змеиное. Пресыться поскорее пищей тощей и змеиной, брось ее псам, разве ты пес, который возвращается на свою блевотину? Должно потерпеть тебе голод,  ибо голод от Того, кто является источником всяческого насыщения, этот голод - питает. И разве тот, кто умер для своеволия, имеет голод по нему. Другой действует в нем, и если пробуждает голод, то Свой, и дает Свое насыщение.

        20.  Далекими звездами пробуждали тебя, о мертвая земля, и Тот, кто пробуждал, приближается к тебе, мертвому, и вливает в тебя, мертвого, воды живые, ключи.

        21.  Если ты принял пищу и первый раз, может быть, ты начал быть, но еще  плод во чреве, еще в ночи; ты вкушаешь, может быть, ты начал вкушать свет, но еще во сне, как в видении.

        22.  Ты вкушаешь его как таинственно-волшебное, и мир как магия построяется в тебе.

        23.  Это правильное заклинание.

        24.  Ты движешься, но не удалаешься, это – движение покоя.

        24.а.  Ты покоишься на одном слове – тем назнаменовывая, что упокоение и ранее и превыше слов.

        25.  В произнесении четыре волны дыхания, нищий обретает сокровище, еще нет воды, но дух не замедлит носиться над нею.

        26.  между первым и последним выдыхается история, потому что дыхание обращено назад,  оно – вечное возвращение.

        27.  Тот, кто исполнит это стихотворение, непременно станет телом, непременно обретет соразмерные этому телу члены, хотя бы два.

        28.  Тот, кто исполнит его, умрет, и будет лежать и не побоится смерти и не постыдится Того, кто будет лежать рядом, и услышит Его зов.

        29.  И пойдет и запечатлеет эту смерть крещальной смертью и усовершит ее смертью крестной

        30.  и будет в каждый миг исполнения как не имеющий ничего, говорящий как бы говорящий: молчи.

        31.  Этот непременно родится... не от себя.